Поиск по этому блогу

суббота, 30 августа 2014 г.

Камит Савай Каникулы на Бескидах

Камит Савай       Каникулы на Бескидах
             Каждый год зимние каникулы в Киевском политехе начинались в основном в начале февраля. На 4-курсе ездили мы в горы Карпаты, чтобы покататься на лыжах. В это время там зимний сезон был в разгаре и очень много народу ездили туда. Вот мы тоже собрались компанией и съездили на недельку. На 5-курсе,  уже с немножко измененным составом поехали еще раз в Карпаты. На этот раз отправились ровно двенадцать человек, по шесть от каждого пола. Подготовились основательно, взяли на прокат лыжи и ботинки. Купили очки и перчатки, то что на чем были в прошлом году, естественно не нашли. Договорились и скинулись, чтобы купить продукты. После прошлогодней трудной поездки, особенно для меня, все было в первый раз, теперь мы наученные опытом, взяли абсолютно все, вплоть  до картошки. Как обычно как и все туристы, купили много разные консервы, маринованные помидоры, огурцы, масло растительное и т.п. Потом все эти продукты упаковали в большие рюкзаки, которые должны были нести мужчины. Вместе с одеждой получались рюкзаки огромные, как у альпинистов почти. Взяли магнитофон, кассеты с записями, карты, гитару, фотоаппараты, то есть и все, что касается для развлечений. Купили билеты на плацкарту (в целях экономии, мы все таки студенты) на поезд Киев-Львов. Ехать надо было с восьми вечера до шести утра, то есть десять часов, получается с ночевкой на поезде. Поместились на две соседние плацкарты, поужинали всухомятку с чаем и поспали. Наутро, когда очень крепко спали, то проводница нас разбудила, что нам надо скоро выходить. Поезд останавливался на нашей станции всего две минуты и нам надо было успеть всем выпрыгнуть с поезда. Технология высадки тоже была отработана и мы без проблем все успели выйти со своими рюкзаками и лыжами.
И вот,  с этой маленькой одноэтажной станции начинался наш путь на отдых в деревню Верхние Бескиды Мукачевского района Закарпатской области.
Вообще то, горы Бескиды  — система горных хребтов в южной полосе Карпат, в пределахПольши, Украины, Чехии и Словакии. Бескиды делятся на Западные — средневысокие горы, и Восточные, расположенные на Львовщине полосой длиной свыше 100 км, шириной до 18-30 км; высотой 800—1 000 м. Название горный массив получил от расположенного на его территории города Сколе. Наивысшая точка массива, эта гора с интересным названием Парашка (1268 м). 
А по значению названия Бескиды есть разные версии, кое-кто связывает с племенем каких-то «бессов», что жили здесь, или по другой версии, с греческим словом, которое означает «пастбище, горная долина». Возможно, достовернее второе... Впрочем, Бескиды испокон веков были прародиной украинской народности - бойков. Мы должны добраться пешочкем через горные тропинки до деревни Верхние Бескиды, идти туда от станции километра два, но с нашими грузами мы барахтаемся туда почти час.
Как и в прошлом году должны дойти до хаты тети Марии. Ее хата была почти в середине деревни. Деревня расположена в небольшой узкой долине между горами, некоторые хаты были прямо на склонах гор. Склоны гор покрыты буковыми и елово-пихтовыми лесами, на безлесных вершинах — горных долинах — альпийские луга. Ну а зимой, красотище и все это покрыто снегом. Снега в этих краях выпадает много  и рядом с деревней есть несколько горнолыжных туристических баз и главное, есть очень хорошее место для катания на лыжах по длинному спуску. И еще там действовали два бугельных подъемника.
Прибыв в хату тети Марии, которая ждала нас, мы быстро разобрались грузами, наспех перекусили и побежали в сторону турбазы, как люди, которые очень соскучились кататься.
В первый день конечно слышны были одни восторги, то там и сям были слышны радостные  ахи и охи, начались первые падения. Вечером  провели организационное собрание, в котором определили порядок отдыха. Первым делом разобрались, кто, где и рядом с кем будет спать, у всех были почти одинаковые спальные мешки, тоже взятые напрокат в одном месте. Двуспальное место на большой печке сразу определили,  что там будут спать дежурные на следующий день, девушка и парень. Этот простой вопрос   вызвал долгие споры. Вроде казалось, просто штапелями подряд все ляжем, слева девушки потом парни. А нет...
Среди нас оказались пары, я  имею виду пары с противоложным полом, которые хотели быть и ночью рядом, так как эти пары были влюбленные, днем они и так были всегда вместе. Какие-то полчаса и решили этот вопрос с боями и криками. Мы спали в большой комнате, прямо на полу, застеленный паласами. Потолки хаты были невысокие. Окна маленькие, стены побеленные.
В спальную проходили через комнату, где обычно кушали и  иногда, как хорошо покушаем, то  пели и танцевали. В этой же комнате была и печка.  А в других двух комнатах жили баба Мария с внучкой школьницей 5-класса Дусей. Туда был отдельный вход.
Так на собрании решили вот эти вопросы:
1.     Дежурные назначаются из двух человек, девушка и парень, они спят на входной комнате на печке.
2.     Дежурный-парень обязан вставать в 7 утра и растопит печку и он же должен принести три литра молока, деньги взять у казначея.
3.     Дежурные совместно готовят завтрак к 9 часам и обед к 14 часам, меню свободное. Не забыть пригласить на обед бабу Марию и Дусю!
4.     Дежурный-парень должен сходить в магазин за свежим хлебом в 8 часов утра.
5.     Дежурные заказывают столики на всех на ужин в колыбе турбазы «Верхние Бескиды» на 19 часов.
6.     Дежурные убирают в комнатах и сдают комнаты чистыми, время сдачи – перед отбоем.
7.     Всем пришить свои инициалы в спальных мешках и использовать строго свой!
8.     Всем одевать в прихожке ботинки строго под своими инициалами!
9.     Всем организовать отличительные знаки на лыжах, чтобы избежать перепутывания.
10.                        Мужики, свои носки после катания оставить на улице или хранить строго в пакетах!

Дело в том, что спальные мешки все брали напрокат в одном месте просто количеством и лыжи с ботинками по размерам, ботинки тоже были одного цвета. Поэтому, во второй же день начались споры, где чьи ботинки и лыжи.
Колыба турбазы «Верхние Бескиды», это заведениие типа национального ресторана, это было круглое деревянное здание одноэтажное, внутри по кругу были деревянные нары, в середине обычно горел небольшой костер. Был бар и кухня, где готовили в основном национальные блюда, был даже в меню шашлык из свинины. Мы заказывали по одному стакану  горячего сухого вина с лимоном, когда стаканы освобождались, то наливали свою бутылку вина, не показывая официантам, так как запрещали вносить и распивать свое спиртное. В баре продавались те же вина, но они были три раза дороже чем в магазине. Обычно наливал мой одногруппник Алексеенко, кроме него никто не брал на себя эту опасную и ответственную работу. Чтобы кайфа было больше из небольшого количества вина, то мы просили подогревать якобы еще раз свое вино официантам. Действительно, от горячего вина кайфовали намного быстрее чем от холодного вина.  Заказывали шашлык и другие блюда национальной кухни, кстати, они были не очень дорогие. Там же была музыка, народу собирался много и каждый день танцевали. Обычно мы гуляли до 23 часов, потом возвращались на хату и пили чай, затем уже отходили ко сну.
На подъемнике за каждый подъем надо было купить бугель за 20 копеек, после 2 спусков надо было сдавать или еще платить, чтобы еще раз подняться. А это уже было накладно нам, студентам.
Мы с Алексеенко украли один бугель перед отъездом в прошлом году, чтобы сделать копии и потом использовать их в этом году.  Бугель, это такой небольшой железный крючок, с помощью которого цеплялись на трос подъемника. Не помню за сколько, токари из экспериментального цеха механического факультета сделали нам две штуки копии бугеля один к одному. Теперь у нас было три бугеля. Один оставили на хате как запасной, по одному взяли с собой. Вначале для вида покупали бугель и внизу возвращали. Потом чуть повыше поднимались и оттуда своими бугелями поднимались. Дело в том, что бугельщики контролировали количество бугелей и они в основном находились внизу и иногда наверху. А мы контролировали их местонахождение, если кто-то из них пошел вверх, то мы где-то внизу. В общем катались мы почти бесплатно. Иногда начали наши бугели давать и другим, чтобы они тоже катались за так. Оттого что передавали друг другу, бугельщикам трудно было уличить и поймать кого-то. По-моему они понимали, что-то не так, но не могли поймать за руку. Когда было слишком уже опасно, то мы просто уходили от трассы домой на хату или отдыхали недалеко и смотрели, пока все смотрители успокоятся.
На третий день обычно уставали кататься и мы с Алексеенко на четвертый и пятый день отдыхали на хате. Баба Мария все удивлялась, что все катаются нормально, с утра уходят, а мы с Алексеенко лежим и не встаем до обеда. Когда на обед приходили катающиеся и они спрашивали:
- Что вы делаете, спите до обеда?
На эти вопросы Алексеенко кратко отвечал:
- Что, кататься приехали что-ли, мы отдыхаем с Хамой.
Правда, дежурные сначала терпели, потом выгоняли на улицу, под видом уборки. Среди нас, как я уже говорил, были влюбленные и они когда вместе дежурили, то мы им явно мешали своим присутствием. Тогда мы обычно ходили в местный магазин, покупали вина и ходили на колыбу. Днем там народу было мало.
Однажды мы также сидели вдвоем и пили горячее вино, рядом компания в карты резались. Потом они и нас пригласили присоединиться. Вскоре они начали играть на деньги. А у нас в группе  Алексеенко считался самым лучшим картежником. Я не умел играть в эти «господины» и «покер». Алексеенко попросил у меня деньги, я ему отдал все деньги, которые были у меня.
- Слушай, проиграешь, то вообще останемся без денег, - предупредил я его.
- Спокуха Хама, мы сейчас их лоханем, вот увидишь, вечером поляну накроем, - сказал интересной лексикой  студент 5-курса Алексеенко. 
Меня звали Хамидом и он меня всегда называл покороче Хамой.
Вначале смотрю он проигрывал, я начал волноваться.
- Остался последний рублик, - предупредил я его.
- Спокуха, асы вначале барабасы, или хорошие игроки вначале дураки, - улыбнулся спокойнои уверенно он мне, тарабаня руками мое плечо.
Потихоньку он подправил положение, потом уже стал выигрывать. Я собирал деньги, когда размер выигрыша дошел до двадцати рублей, начал волноваться.
- Как говорил великий Остап Бендер, пора уматывать, непременно побьют, - сказал я показывая потихоньку выигрыш.
И тут нас спасли их девчата, которые вернулись от катания на лыжах.
- Кончайте играть, пойдем жрать,таким криками они соперников Алексеенко  забрали на другой стол.
Мы тоже попили и покушали, причем, впервые очень хорошо. Вместо дежурных  заказали на вечер стол для нашей компании и отоспались потом до ужина на хате. Потом на ужин всем накупили вина.
На следующий день мы с Алексеенко повторили все снова, но несмотря на наше долгое ожидание, компания любителей игры в карты на деньги не пришли в колыбу.
Хотя я говорил Алексеенко:
- Ты их просто напугал своей игрой, вот теперь они боятся, - сказал я.
- А кто говорил, остался последний рубль, - смеялся он, я сначала хотел подогреть у них интерес, потом и начал уже играть не жалея, сказал он.
На следующий день вечером в колыбе мы хорошо посидели и там появилась одна студенческая компания из Одессы. После, начались как всегда танцы, Алексеенко начал приставать к одной даме из одесской компании, у которой видимо был свой ухажер. Потом в один момент, как говорится во время белого танца, когда дамы приглашают кавалеров, произошла стычка небольшая, которая продолжалась затем на улице и я увел Алексеенко домой. Правда мы немножко подрались с ними, хорошо что нас быстро разняли, тем более противников было по количеству явно в большинстве. К сожалению, Алексеенко получил несколько ударов в лицо, у него опухло над левым глазом и на лице были небольшие царапины. 
Таким образом, пятый день посвятил лечению друга Алексеенко, делал примочки, он не выходил в этот день из хаты и я не пошел в колыбу.
Шестой день я дежурил по хате. А на седьмой день уже собирались домой.
Вот так, почему то очень быстро прошли и каникулы на Верхних Бескидах.
Все вспоминал потом, как рано утром, когда еще темно, идешь по хрустящему снегу по деревне, с трехлитровой банкой, вдыхая пары свежего молока  в день дежурства по хате....