Поиск по этому блогу

воскресенье, 31 августа 2014 г.

Камит Савай Невестка с серпом

Камит Савай                Невестка с серпом

На одном из широких ущелий Алайского хребта, в этих суровых по своему климату местах, были несколько деревень. Жителями этих деревень были кыргызы. Зимой в этих краях морозы доходили до -40 градусов. Лето было не жарким, выше деревень находились несколько джайлоо (горные пастбища). Летом почти все жители поднимались наверх и жили до середины осени на высокогорных джайлоо. Летом на джайлоо было хорошо, все было зеленое, всегда было молоко и кумыс. С наступлением холодов спускались вниз на зимние стойбища в деревни.  Места эти были расположены недалеко одной ветви Великого Шелкового пути, караваны купцов и торговцев часто проходили через эти края в сторону Китая или наоборот. Жители деревень спускались к дороге, чтобы обменять шкуры и шерсть животных на одежду и на материалы, на другие нужные товары у проходящих купцов, иногда купцы сами заезжали в деревни. В то время Советская власть еще не дошла до этих высокогорных мест.
        Управлял этими деревнями местный богач по имени Жааба бий (бий-глава самостоятельного родового, родо-племенного и даже политического, государственного,  территориального подразделения). Жааба бий унаследовал  власть от своего отца. Это была как бы монархия местного масштаба,  имел безграничную власть в своем маленьком ханстве. У него были три жены и восемь детей. Правителем был он жестким и, один из его сыновей Мотур стоял во главе  карательного отряда джигитов, беспрекословно выполнявших его приказы. Они же собирали налог с жителей деревень, шедший на обогащение клана Жааба бия.  Тех, кто посмел  не подчиняться приказам Жаабы бия они могли и убить безнаказанно. Жааба бию тогда было лет 60 и по местным меркам был аксакалом (Аксака́л (от тюркского. ак — белый и сакал — борода) — глава рода, старейшина, почтенный человек у тюркских народов и Средней Азии и  на Кавказе). У Жаабы бия было несметное количество живности^ табуны лошадей и стада коров, отары овец и все это его богатство пасли несколько пастухов.
Один из них по имени Карбоз работал у него давно, в теплое время года он пропадал на пастбищах. Жена пастуха Карбоза Ширин родила троих детей: двоих сыновей и дочку. Старшего сына звали Жамгыр ( что в переводе с кыргызского означает- дождь), младшего сына звали Бороон (что в переводе с кыргызского означает - пурга),  а дочку звали Акмуз ( что в переводе с кыргызского означает - белый лед). Имена обозначали, в какую погоду или в какое время года они родились. Дети Карбоза родились в разное время года и с разницей в один год.  Выросли дети Карбоза практически вместе. Акмуз росла среди мальчиков, играла с ними в мальчишеские игры. Она рано научилась ездить на коне. И характер у нее получился мужской, пыталась все делать как ее братья. Она никогда  не плакала и не жаловалась. Мама старалась привить ей женский характер, но у нее не всегда получалось. Акмуз даже ругаться научилась как братья, по-мужски. Братья обожали ее, с удовольствием с ней играли и всегда зашищали ее. Когда она была еще маленькая, все думали, что у пастуха три мальчика, так она была похожа на мальчика. Она просила, чтобы ей тоже постригли волосы как у братьев, одевалась тоже как братья, не любила надевать всякие девичьи платья. Ростом она вышла тоже как братья, была выше своих ровесниц. Когда она подросла, и ей исполнилось 13 лет, стала сильно отличаться от мальчиков несмотря на все ее старания и превратилась в настоящую красавицу.Все парни в деревне влюблялись в нее, но побаивались ее характера. И физически она была сильная, могла наравне бороться с парням. Самой же Акмуз нравился сосед по имени Куюн (в переводе с кыргызского - вихрь), сын еще одного пастуха Жаабы бия. Куюн был высоким и красивым мальчиком, он отличался спокойным характером, никогда ни с кем не ругался, всегда был аккуратным, справедливым,  дружил с братьями Акмуз. Он был ровесником ее старшего брата. Куюн сильно ревновал ее и все время говорил:
 - Вот подрастешь, и мы сразу же поженимся!
Хотя она не подавала виду,  в душе надеялась, что это так и произойдет. Акмуз всегда любила играть с Куюном, с ним было ей интересно.
       Старший сын пастуха Жамгыр, когда ему исполнилось 17 лет, поступил в ряды боевого отряда племени «жору» (жору в переводе с кыргызского- птица гриф). Почти все жители владений Жаабы бия были представителями племени «жору». Все мужчины племени «жору», достигшие 17 лет обязаны были поступить на службу в боевые отряды, которые собирались Айпериодически при необходимости.  Основной костяк отряда, отбирал лично Жааба бий, и отряд постоянно действовал при нем, как орудие в его руках.
   Сын Жаабы бия, Мотур стоял во главе  карательного отряда джигитов, беспрекословно выполнявших его приказы. Они же собирали налог с жителей деревень, шедший на обогащение клана Жааба бия.  Тех, кто посмел  не подчиниться приказам Жаабы бия они могли и убить безнаказанно.                
     Недалеко от племени «жору», проживало племя «баргы» (баргы-имя человека основателя племени).  Когда люди из племени «баргы» угнали десяток коней племени «жору», Жааба бий приказал своему отряду напасть на деревни племени «баргы» и возвратить угнанное. Но жители деревень племени «баргы» оказали вооруженное сопротивление и тогда с двух сторон были убиты джигиты. В этом бою погиб и старший брат Акмуз Жамгыр. Жааба бий затем потребовал кун (выкуп в виде компенсации, за убитого давали конями, быками, овцами) за каждого погибшего бойца в огромных размерах, так он наказал племя «баргы» за преступление нескольких их представителей.
     Прошел год... Младший сын Карбоза Бороон подрос и стал помогать отцу, присматривать за табуном и отарой.
     Однажды родственник Карбоза устроил той (торжество) по случаю женитьбы своего сына. Естественно, туда был приглащен Жааба бий со своим сыном Мотуром, который уже был женат и имел  детей. Сын Жаабы бия имел не только отвратительную внешность, но и отвратительный характер. Был он хитрым и алчным, отличался большим высокомерием. Его боялись и не любили в деревнях.
     Мотур сразу заметил высокую красивую девушку, которая носила гостям кумыс из юрты. Акмуз отличалась от других девушек не только ростом, у нее была длинная шея, правильные черты лица, большие черные глаза.
- Чья эта дочка? - спросил он, кивая на Акмуз.
- Это Акмуз - дочь Карбоза. Что понравилась тебе? Она всем нравится, но она гордая и характер у нее мужской. Смотри, потом не пожалей, - сказал один из местных джигитов.
Мотур на эти разговоры не обратил внимания. Он влюбился в Акмуз с первого взгляда и не мог найти себе места. Никак не мог забыть ее, несмотря на все старания.
    Все чаще ему снилась Акмуз, ее грациозная походка, лебединая шея, блестящий браслет на белой изящной руке, длинные тонкие пальчики.
Он вздумал  взять ее в жены и решил поговорить насчет этого вначале с Жааба бием, затем и с отцом Акмуз Карбозом.
Тем временем, отец Куюна Сардек пришел в дом Карбоза, с намерением поговорить с ним и  договориться о женитьбе Куюна на Акмуз. Сардек с Карбозом,  всю жизнь работали бок о бок, никогда не ругались, но и особой дружбы не водили, были в хороших отношениях. Сардек был ровесником Карбоза и Куюн был его единственным сыном. Сардек не раз замечал, как Куюн с Акмуз встречались, разговаривали. Со стороны сразу было видно, что они явно любят друг друга. Но сын ни разу не заговорил о женитьбе. Куюн хотел, сначала стать самостоятельным человеком. Чтобы мог прокормить семью и только потом жениться.
   Сардек чувствовал, что такую красивую девушку как Акмуз, скоро засватает кто-нибудь или украдет, тогда будет поздно и поэтому решил пораньше утрясти  вопрос о помолвке.
- Незаметно и дети выросли,  Карбоз. Ты, наверное,  знаешь, что мой Куюн и твоя Акмуз любят друг друга. Как ты смотришь, если мы их поженим?- сказал Сардек.
- Сардек, ты же знаешь мой характер, против воли дочки ни за что не пойду, разве что если она сама решит так, - ответил Карбоз, посмотрев на жену Ширин.
Затем узнав от жены согласие Акмуз, Карбоз назначил день помолвки. Сардек собрал своих родственников, и они пришли в дом Карбоза. Совершили обряд помолвки, зарезали барана, надели сережки на Акмуз. Решили, что после уборки урожая пшеницы поженят их.
После этого Куюн и Акмуз ходили радостные, в ожидании женитьбы они уже почти не расставались.
В это же время, Мотур добился согласия своего отца насчет женитьбы на Акмуз и Жааба бий вызвал к себе Карбоза.
- Я редко прошу чего-то от своих подчиненных, много делаю даже без их согласия, это ты знаешь, Карбоз, но сейчас я прошу руки твоей дочери Акмуз для моего сына Мотура в качестве младшей жены, а калым (выкуп за невесту) будет. Как ты скажешь,- хитро улыбнулся он, - Может тебя устроит девять коней и девять быков и коров, сто овец и  видишь, дай Бог у тебя будет уже свое большое хозяйство, предложил Жааба бий.
В то время такой калым был неслыханным для дочки бедного пастуха.
- При всем своем уважении к вам, мой повелитель, я не смогу исполнить вашу просьбу.  Бог свидетель, моя дочка помолвлена с сыном Сардека и скоро они должны поженятся, вы немножко опоздали, мой бий, простите меня, ради Бога,- ответил Карбоз.
 После того как ушел Карбоз, Жааба бий  был зол и не мог найти себе места:
-  Что это такое?!  Буду я еще спрашивать согласие у этого босяка Карбоза! Не может оказывается! Мне отказывает! Да что он себе позволяет!!! Возьми моих джигитов, мне наплевать, укради ее и женись, пора тебе взять вторую жену!
Мотуру это и надо было, недолго думая он собрал джигитов и приказал им во что бы ни стало привезти дочку Карбоза.
Сам он позвал муллу (мулла-местный мусульманский священник), своих родичей и начал готовиться к встрече будущей невесты.
Акмуз в эти дни, каждое утро, уходила с мамой Ширин на поле, на уборку пшеницы, время поджимало. Пока стояли теплые дни, надо было убрать урожай. Однажды, они как обычно работали, но Ширин плохо почувствовала себя и пораньше ушла домой. Акмуз осталась еще поработать на поле до прихода Куюна. Тут джигиты Мотура неожиданно напали на нее, с трудом связали и привезли ее в дом Мотура.
У кыргызов в то время был такой обычай как кража невесты. В основном кражи совершались по обоюдному согласию, иногда обстоятельства складывались так, что надо было ускорить процесс женитьбы. Это были случаи когда, девушка и джигит любили друг друга, но родители девушки не хотели выдавать ее за этого джигита. К сожалению,  было много случаев кражи невест против воли девушек. Некоторые кыргызские джигиты не хотели быть отвергнутыми девушками, которые их не любили, поэтому крали их насильно. Некоторые джигиты не могли добиться взаимности со стороны девушек и шли на этот шаг.  Были и те, кто нашел в краже невест легкий путь к женитьбе. Они считали, что согласие девушки тут не обязательно, ее чаяния и любовь мало кого интересовали. Эти или другие обстоятельства приводили к краже невест.
Крайне редко   кто-нибудь из украденных девушек осмеливались вернуться и отказаться от замужества. Тут играло свою роль следующее. Девушки боялись неодобрения такого поступка со стороны родителей и родственников, от них отворачивались любившие их джигиты. Многие боялись проклятий со стороны родителей и родственников жениха, боялись вообще потом остаться без мужа. Многие из тех, кто не соглашались остаться в доме жениха, совершали самоубийство, не вынося такого испытания. (см. в конце справку)
         В доме Мотура все было заранее приготовлено для совершения обряда нике (исламское бракосочетание), мулла быстро совершил обряд, несмотря на несогласие и крики Акмуз. Женщины с большим трудом одели на изможденную и уставшую от спротивления Акмуз светлое платье и белый платок невесты. Акмуз не успокаивалась, она отбивалась, пыталась вырваться и уйти. Несколько женщин все время держали ее. Женщины уговаривали ее, хвалили Мотура.
Они говорили, что она должна быть рада, что из многих девушек именно ее берет в жены Мотур. Что она станет богатой женщиной, любимой женой сына самого Жаабы бия. Ее обманывали,  говорили что вопрос согласован с ее родителями.
Акмуз все равно никому не верила и ни за что и ни на минуту не хотела оставаться в доме Мотура. Она кричала, звала мать, отца, Куюна.
Куюн, не найдя ее на поле, пришел к дому Карбоза. Мама Акмуз лежала одна дома больная и не знала где Акмуз. В деревне он стал спрашивать у всех, не видел ли кто-нибудь Акмуз. Но ее никто ни видел, она исчезла с поля неизвестно куда. Куюн до поздней ночи сидел и ждал Акмуз в ее доме. Куюн подумал, что возможно Акмуз к кому-то пошла домой и вернется поздно. Не дождавшись, рано утром хотел продолжить поиски, если она не появится, он не знал где ее искать.
Вот так Акмуз стала второй женой Мотура. Мотур добился своего, он приказал связать ее руки, рот заткнули кляпом, чтобы не кусалась. Мотур был здоровым мужиком, он несколько раз ударил Акмуз, чтобы она не билась ногами. Затем Мотур насиловал ее несколько раз и, наконец, уставший и довольный, уснул крепким сном.
Как только Мотур начал храпеть, Акмуз кувырком, доползла до огня, тлеющего в очаге, на середине юрты.  Обжигая руки и терпя невыносимую боль,  Акмуз пережгла веревки, которыми были крепко связаны ее руки и освободилась.
Затем нашла в женской половине юрты небольшой, но острый серп и кухонный нож. В приступе ярости она ударила серпом прямо в сердце и убила спящего Мотура.  На его крики прибежал спросонья один из его охранников, Акмуз ударила и его ножом и серпом. Выбежала на улицу, села на коня, привязанного во дворе, и ускакала прочь. Она прямиком прискакала домой.  Дома была только мама, которая не спала, сидела и плакала, дожидаясь дочку.
Акмуз быстро рассказала  ей все,  произошедшее с ней и сказала:
- Мне надо на время где-нибудь спрятаться, передай Куюну, что я люблю только его. Буду ждать его на верхнем джайлоо Айлама (в переводе с кыргызского - джайлоо в круговую), постараюсь встретиться с отцом.
Затем она взяла с собой серп с ножом,  немножко одежды и продуктов. Пока в доме Мотура опомнились, собрались джигиты и они пришли  в дом Карбоза, Акмуз уже была далеко в пути в сторону гор. Она поднималась вверх по безлюдным местам, чтобы джигиты Жаабы бия,  не смогли поймать ее.
Она раньше слышала от отца, что на джайлоо Айлама есть пещеры, где раньше жили люди, она хотела добраться до этих пещер. К концу второго дня пути она добралась до Айламы. Акмуз хотела встретиться с отцом и попрощаться с ним, прежде  чем отправиться в другую долину. Она долго искала  его отару и не нашла. Однажды только заметила, отары спускались вниз в сторону долины, где деревни. Она все-таки не успела попрощаться с отцом.
Джигиты Жаабы бия, прискакав в дом Карбоза, застали только маму Акмуз Ширин. Они ее били камчой (камча – это плеть, оружие всадника, и она обычно пропитана потом коня. Кыргызы верили, что к такой плети боятся приблизиться бесы и всякая нечистая сила, и поэтому камчу вешали у изголовья молодых женщин) и требовали, чтобы она сказала, где прячется ее дочка. Не добившись ответа, они ее доставили Жаабе бию. Но когда Ширин обозвала Жаабу бия отцом насильника, он приказал убить Ширин маму Акмуз, убийцы его сына. Ширин стала третьей жертвой за два дня. Все в округе только и говорили о смелом поступке Акмуз, многие в основном поддерживали тайком ее действия. Открыто поддержать ее  боялись, опасаясь гнева Жаабы бия.

Куюн на следующий день, рано утром,  возобновил поиски Акмуз. Он начал искать ее в соседней деревне, но следов ее нигде не нашел, вернувшись обратно в деревню он услышал все, что произошло ночью. Потом джигиты Мотура поймали его, очень сильно избили. Требовали выдать местонахождение Акмуз. Ничего вразумительного не добившись от Куюна,  переломали ему ноги.
Куюн попросил своего друга Чээра, чтобы он поискал Акмуз. Сам он лежал дома, почти без движения. Чээр задержался на несколько дней в деревне, так как помогал Карбозу с  похоронами Ширин, проводили ее родственников, прибывших на ее похороны из Оша ( Ош расположен в предгорном оазисе,  Ош является одним из старейших селений Центральной Азии, его история насчитывет около 3000 лет. Поселение земледельцев эпохи бронзы, обнаружено на южном склоне Сулайман-Тоо. Самое раннее упоминание города в летописях относится к IX век н.э. В X веке Ош считался третьим по величине городом Ферганской долины, являясь точкой пересечения караванных путей из Индии и Китая в Европу. Ош в настоящее время город республиканского подчинения в Кыргызстане, административный центр Ошской области. Население — 230,8 тыс. чел. (на 1 января 2011), с включением сельских территорий, подчинённых городской администрации, 255,8 тыс. чел. Второй по значению город Кыргызстана после Бишкека, официально называется «Южной столицей Кыргызстана»).
Чээр решил с Борооном подняться наверх, в сторону джайлоо и поискать Акмуз. Только на третий день поисков один старик из верхней деревни сказал, что как будто видел как-то ночью, что какая-то девушка в белом платке на коне проскакала мимо деревни в сторону гор.
Чээр с Борооном исколесили всю округу, спрашивали возвращавшихся из джайлоо пастухов, но все было тщетно, нигде ее не видели, ничего не слыхали. Они вернулись обратно в деревню ни с чем.
Карбоз и его сын Бороон долго горевали по своим. Бороон сказал отцу, что найдёт сестренку во что бы ни стало. Возвратившись, Чээр сказал Куюну, что поиски Акмуз  ничего не принесли. На джайлоо Айлама ее не видели, предполагали, что она ушла за перевал, в Ферганскую долину. Куюн и Бороон решили, что Куюн немножко оправится и они непременно отправятся в Ферганскую долину.
Акмуз в основном передвигалась поздно вечером или ночью, она все еще могла здесь на джайлоо встретиться с людьми, хотя их почти не  осталось. По вечерам становилось холодно, и она натаскала много сухой травы в пещеру, чтобы не замерзнуть ночью.  Хорошо, что она незаметно пробралась в жилище одного из пастухов и забрала спички, соль, постель и другие нужные вещи. Самое главное, она забрала ружье пастуха с патронами. Теперь не так страшно было ей. Пастухи  все равно собирались спускаться вниз, и особого вреда от этого им уже не было. После этого ей немножко стало теплее по ночам. Каждую ночь она слышала вой волков и шакалов, их здесь было много.  Днем она закрывала пещеру и лежала целый день или просто сидела и думала.
Она очень переживала за маму, думала: " Что она делает сейчас? Может уже ищет меня везде".
С ужасом вспоминала, как ее забрали джигиты Мотура, как он поступил с ней, как она ударила его несколько раз серпом, интересно убила ли его и его охранника. Может не убила, но судя по тому, сколько было крови, Мотур и его охранник скорее мертвы, чем живы, - думала Акмуз. Как только вспоминала об этом, то ее охватывала дикая ненависть.
Она знала, что назад в деревню, да не только в свою деревню, а во все деревни долины теперь хода нет, люди Жаабы бия сразу же  сообщат ему о ней и он ее в живых не оставит.
 Акмуз начала бояться волков, стало еще холоднее. Да и продукты, кроме мяса барана, которого она зарезала в пещере, уже закончились. И она решила спуститься вниз,  поближе к деревням и найти там подходящее место для житья. Скоро нашла место на кладбище одной из деревень. Это был семейный мавзолей одного знатного в прошлом человека, там было тепло и со всех сторон закрыто. На кладбище никто не ходил. Только когда хоронили кого-нибудь. А так было очень удобно, днем она спала, а по ночам выходила на "охоту". Где-то она украла курицу и неделю кормилась курицей. Удавалось украсть и другую еду, яблоки и т.д. Своего коня спрятала в старом заброшенном сарае, каждый день ночью приходила,  кормила и поила коня.
Акмуз жила на кладбище, но долго она не могла оставаться не- замеченной. Рано или поздно все равно ее могли бы встретить в деревне, так как иногда бывали дни, когда деревня не спала, в дни тоев (торжества) или похорон. Поздно ложилась спать и молодежь, влюбленные молодые люди в основном могли ее увидеть.
Она много думала о Куюне, но чем дальше, тем все больше уже не хотела с ним встречаться. Она боялась, что он отвернется от нее, так как она потеряла свою девственность, мулла совершил мусульманский обряд бракосочетания "нике" с Мотуром. Она хотела и мечтала, что Куюн станет ее первым мужчиной. Хотя это "нике" вряд ли действительно, она же не давала свое согласие. Она еще не знала, что Мотур умер сразу же, а охранник умер от полученных ран на следующий день.
Слухи об этом двойном убийстве уже распространились по долине и все жители знали о поступке Акмуз. Жааба бий объявил всем, кто сообщит о местонахождении Акмуз, получит крупное вознаграждение, включавщее в себя десять коней и двадцать быков, сто баранов. Через своих посланцев сообщил об этом и соседним племенам.
Однажды  Акмуз встретила мужчину, возвращавшегося откуда-то ночью, он не боялся и шел навстречу.  Явно хотел узнать, кто она. Он четко разглядел ее в одежде молодой невестки и с серпом в руках. Тогда Акмуз убежала в сторону поля.
Вот так с каждым разом все больше людей  видели ее, и по всей деревне пошел слух, что в здешних местах появилась невестка с серпом, которая как призрак ходит ночью по деревне. В деревне то и дело пропадали разные вещи и животные. То у кого-то пропала курица и яйца. У кого-то со двора утащили тазик с кувшином. У кого-то пропали припасы со двора. Все говорили, что это дело рук ночной невестки с серпом. То она иногда пропадала на месяц и больше, то появлялась опять. Уже все деревни долины слышали о ней. Жааба бий направил своих людей в эту деревню, но они ничего не нашли и ушли ни с чем.
 Однажды Акмуз как обычно ночью направлялась в сторону деревни, она была где-то с полкилометра от кладбища.  На краю деревни, на кукурузном поле присела отдохнуть, но услышала громкие крики девушки о помощи. Акмуз прислушалась к голосам и поняла, что несколько джигитов хотят украсть насильно девушку. Ее охватила ненависть к этим джигитам и в приступе ярости  неожиданно напала на них серпом  в темноте, ранила этих джигитов, девушка тоже испугалась и убежала домой. Вот так она первый раз освободила девушку от кражи.
Раненные джигиты с ужасом рассказывали о высокой и сильной невестке с серпом, которая и с несколькими джигитами может воевать,  бьет их серпом и ножом. По деревням пошел слух, что невестка с серпом мстит всем, кто крадет невест. Все джигиты, надумавшие украсть невесту, отказались от этой затеи, испугавшись мести невестки с серпом. Вот так Акмуз стала невесткой с серпом.
Однажды Акмуз решила, что дальше оставаться здесь опасно. Собрала продуктов на дорогу и задумала направиться в сторону Ферганской долины, подальше от этих мест. Она хотела жить в таком месте,  где ее не знали, не знали ее прошлое.
Дорога была опасная и долгая. Поэтому она подготовилась основательно. Добыла патроны для ружья, чтобы защититься от волков и шакалов. И однажды ночью она тронулась в путь. Главное, пока было не слишком холодно, и не пришла еще настоящая зима с лютыми морозами и пока была возможность перейти перевал Талдык (высота – 3615 метров) и спуститься в благодатную Ферганскую долину. Путь этот, как она раньше слышала от путников, на коне занимал неделю. Она могла бы пройти перевал по проторенному людьми пути, но это было рискованно, там она могла повстречать  людей Жаабы бия. Поэтому решила идти в обход, это было дольше, зато надежнее. До перевала все шло нормально, ночевала она в пещерах. Ближе к перевалу и пещер она не могла найти, и ей пришлось ночевать на коне, то есть спала прямо на коне. Один раз напали волки, она отпугнула их выстрелом из ружья.  На перевале была настоящая зима, снега было много, и конь с трудом поднимался на верх. Измучился конь, его ноги были в ранах от льда и камней. Когда они спускались вниз, то в одном месте конь оступился, упал вниз и разбился насмерть. Так она осталась без коня. Вот так она с трудом одолела перевал.
Наконец вдали, в ущелье, показалась первая деревня, она как всегда останавилась на кладбище. В первой деревне она отдохнула от трудного перехода, затем продолжила путь в сторону Ферганской долины пешком. Однажды на краю одной деревни она украла ослика. Теперь она передвигалась на ослике. С осликом проблем было меньше. По ровным дорогам он вполне сносно передвигался. Так она добралась до Ферганской долины. Не доходя до Оша она повернула в сторону Карасу (Карасуйский район расположен к северо-востоку от города Ош, на границе с Узбекистаном. Граница с соседним государством проходит по магистральному каналу Шахрихансай, разделяющему Андижанскую (Узбекистан) и Ошскую (Кыргызстан) области. Территория района протянулась с севера на юг в центральной части области, и расположена в пределах восточной окраины Ферганской долины и в горных отрогах Алайского хребта).
 Акмуз никак не могла найти себе сносное нормальное жилище, на здешних кладбищах не было строений, не было мавзолеев, как на Алае. Спать приходилось в заброшенных сараях, она шла и шла, пока не добралась до окраин одной деревни, где на большой возвышенности было строение похожее на мечеть (Мечеть в переводе с арабского языка означает место поклонения, мусульманское богослужебное архитектурное сооружение). Эта возвышенность называлась Айт-Добо, то есть холм, где праздновался исламский праздник айт. (Орозо айт отмечается после окончания месяца рамадан, Курбан-айт отмечается после 70 дней окончания месяца рамадан) На этом холме была братская могила людей, погибших зашищая свою родину от захватчиков. Во время мусульманских праздников жители близлежащих деревень приходили сюда и читали молитвы, суры из Корана. Маленькую мечеть на вершине холма давным давно построил здесь один мулла, его звали Каар. Вот эту мечеть Каара и облюбовала Акмуз и решила в мечети пожить. Холм Айт-Добо был расположен недалеко, буквально в километре от деревни. Дорога проходила тоже на приличном расстоянии, люди очень редко бывали на Айт-Добо. Все говорили, что есть хозяин этого холма, старик с белой бородой, который якобы жил в этой маленькой мечети. Считали, что это привидение старика Каара охраняет мечеть.
Тем временем, в той деревне, где она раньше жила, люди тщетно искали невестку с серпом. Куюн, несмотря на то, что еще не мог  ходить, с Борооном тоже приезжали в ту деревню и не нашли ее. Они обошли все окрестности и лишь случайно нашли следы ее пребывания на кладбище. Об этой находке никому не сказали. Куюн обрадовался, что Акмуз все таки жива и надеялся, что она рядом и скоро должна дать о себе знать.
Слухи о невестке с серпом распространялись самые разные. Один слух страшнее другого. Даже Жааба бий испугался, он перестал ее преследовать, да и его люди уже боялись ее искать. Ночью Жааба бий боялся даже один  выходить на улицу и держал дома  охрану. Говорили еще, что она убивает тех, кто крадет невест.  Вроде невестка с серпом убила парня, который пытался украсть девушку. Его нашли на следующий день на поле мертвым, вроде в сердце попала серпом. В округе все боялись этого и перестали красть невест, что радовало девушек.
Акмуз обжила мечеть Каара, днем она пряталась на крыше мечети, там было неудобно, но вполне можно было спать. Ночью жители близлежащей деревни видели слабый свет в мечети, все начали гадать что это. Никто не осмеливался ходить туда по ночам. Все говорили, что это привидение, "хозяин" мечети. Ночью Акмуз ходила на «охоту» в деревню. Привозила оттуда в мечеть продукты. Однажды она заметила, что у нее живот округлился, думала, что целыми днями спит,  ночью ест, поэтому поправляется. Но  с каждым днем живот увеличивался в размерах, то она ничего не хотела есть, то она хотела есть только персики. Наконец она поняла, что беременна. Оставалось недолго ждать до появления ребенка. Поняв это, она плакала днями напролет. Не хотела рожать ребенка ненавистного Мотура. Она начала думать, как ей избавиться от ребенка.
Однажды Акмуз заболела,  никак не могла оправиться и слабела с каждым днем.  В конце концов решила добраться до деревни и попробовать попросить помощи. Она даже не могла ходить и с трудом, в конце почти ползком добралась до ближайшего дома. Деревня называлась Савай, по имени человека, основавшего эту деревню. Крайний дом, до которого с трудом добралась Акмуз, был домом конюха Мурата. В это позднее время дома была только его жена Акуш. У Мурата были двое сыновей, но они уехали давно в поисках лучшей доли, один был где-то в Узбекистане, второй в Казахстане. Мурат уехал к родственникам в город Узген  (Узген является одним из древнейших городов Кыргызстана.Существует более двух тысячелетий, возник во II—I вв. до н. э.,- как центр торговли, на пути из Ферганской долины в Китай) и должен был приехать дня через три. Акуш была смелой женщиной,  ночью могла спокойно ходить одна по улице, ничего не боялась. В тот вечер она никого не ждала и удивилась, когда кто-то слабо постучал в окно. Это Акмуз добралась с трудом до окна, постучала и упала. Акуш посмотрела в окно и никого не увидела в темноте. Подумала, может собака какая-нибудь. Стук повторился, и  тут она услышала слабые стоны. Акуш решила, что кто-то пришел за помощью. Она считалась в деревне бахши  (кыргызы считали, что бахши-это народный целитель, лечит молитвами и травами. + Слово «бахши» происходит от санскритского bhikshu — учитель, монгольские буддисты так называли людей, владеющих уйгурским письмом, поэтому в XIII—XV веках словом «бахши» называли писарей, а в шаманизме бахши выступают в роли знахарей, колдунов, лекарей, которые посредством песен и музыки изгоняли злых духов). Выглянула на улицу и возле окна увидела лежащую и стонущую молодую женщину. Акуш тогда было за пятьдесят лет, она была небольшого роста, кожа у нее была белая, в отличие от многих местных женщин, всегда ходила с большим платком на  голове, в руках обычно носила мусульманские четки. Акуш с трудом подняла Акмуз и приволокла ее в дом. Акмуз была почти без сознания и стонала. Акуш положила ее на кошму возле печки и посмотрела на незнакомку. Это была молодая, необычайно красивая женщина. Белолицая, длинные черные волосы, на голове белый платок, светлое платье и она была беременна. Большой живот сразу бросался в глаза. Акуш всех жительниц деревни хорошо знала, а эта была совсем незнакомая невестка. Акуш дала ей попить воды и укрыла ее одеялом. Потом принесла горячее молоко и стала ее поить. Акмуз была голодна и пила воду и молоко с жадностью. Затем она  уснула. Акуш рассмотрев ее внимательно, принесла оставленные  на улице небольшой сверток и серп. Она теперь поняла, что пришла к ней в дом та знаменитая невестка с серпом, о которой она слышала много страшного, когда ездила к родичам в Алай.
 Акуш думала, что же с ней делать? С одной стороны боялась, что она придет в себя и потом убьет ее. Но, по ее состоянию поняла, что она сейчас не в состоянии не то что убить, даже подняться. Жалко стало ее, такая красивая и молодая, но помешанная на нервной почве после  убийства Мотура и его охранника.
Акуш слышала, что она убила еще одного джигита из другой деревни, который хотел украсть девушку, еще одного покалечила, чуть не убила, все это серпом. Она начала догадываться, что это она могла жить в Айт-Добо. Все говорили, что по ночам там ходила женщина в светлом платье и в белом платке. Акуш решила ее не показывать людям, пока она не окрепнет. На следующий день утром Акмуз пришла в себя, первым делом спросила:
-  Где я, где мой серп?
Акуш показала ей серп и повесила его на гвоздик.
Потом Акмуз спросила:
- Кто вы, где я нахожусь, почему я здесь?
Акуш рассказала ей, как она пришла сюда. Тогда Акмуз заплакала,  потом долго молчала. После долгих расспросов, она рассказала Акуш про свою судьбу.
Выслушав ее, Акуш сказала:
- Ты успокойся, я наслышана о тебе, ты ничего не бойся, пока ты здесь, тебя никто не тронет. Я никому ничего не скажу. Скажу, что ты моя дальняя родственница, тебе надо поправиться и родить.
Когда приехал муж Мурат, то она уговорила его, чтобы Акмуз пожила у них, говорила, что она ее дальняя родственница. Не сказала ему, что это невестка с серпом, о которой говорили с ужасом во многих деревнях.
Мурат был мужиком  крутого нрава, в деревне его побаивались. Он был высокого, под два метра, роста, с черным лицом и черной маленькой бородой. Здоровый, мог любого выиграть в борьбе, поэтому звали его Черным Мурат палваном ( палван, с уйгурского языка означает  богатырь,  человек имеющий  огромный рост и силу). У него был такой суровый характер, что он  время от времени колотил и Акуш, правда в основном когда напьется.
С каждым днем Акмуз крепла и вскоре поправилась. Но все равно на улицу днем выходить боялась и выходила только ночью, не забывала при этом взять свой серп. Акуш давала ей разные успокоительные травы и лечила ее психическое состояние. Постепенно она стала выходить и днем.
Соседям Акуш сказала, что приехала дочка дальней родственницы из Алая пожить у них на время. Никто и не догадывался, что эта она знаменитая невестка с серпом.
Акмуз бесилась иногда посмотрев на свой живот и кричала:
- Не хочу рожать от Мотура, убью этого отпрыска злодея, не хочу видеть детеныша этого зверя.
В такие моменты Акуш с трудом ее успокаивала.
Однажды Черный Мурат неожиданно спросил у Акуш:
- Ты когда избавишься от Акмуз, смотри, чтобы что-нибудь не случилось.
- Ты что, она сейчас в таком положении и еще больная, куда она пойдет, пусть хоть поправиться чуть-чуть, - просила Акуш.
Как-то вечером, Черный Мурат напился и без повода очередной раз сильно поколотил Акуш.
Куюн еще не до конца оправился, но они с Чээром и Борооном решили спуститься в Ферганскую долину и поискать по пути и в деревнях долины Акмуз. Все шло хорошо, пока однажды спускаясь с Талдыкского перевала, с больными ногами Куюн не удержался в седле и сильно упал на спуске, потерял сознание и много крови. Чээр с Борооном повернули назад в свою деревню, но по пути, не дойдя до родной деревни,  Куюн умер.
Время шло и однажды начались схватки у Акмуз, когда Акуш дома не было. Она родила мальчика, которого она не хотела видеть, не то что слышать. Как только она услышала плач новорожденного, то ее охватила какая-то дикая ярость, она взяла орущего ребенка, быстро вырыла яму на углу недалеко от дома и туда бросила ребенка живым и жестоко убила закопав его. На месте захоронения она посадила абрикос, чтобы все думали, что она копала землю, чтобы посадить абрикос.  С этого дня крики орущего ребенка навсегда остались звучать в ее ушах. Когда Акуш пришла, то все было кончено. Акмуз молча сидела и плакала.
Акмуз сразу начала плакать и кричать:
- Зачем мне этот нежелательный отпрыск от ненавистного Мотура, который силой женился на мне, я этого детеныша от зверя похоронила живьем.
- Ах, Акмуз, ребенок не виноват, что пришел в этот злой мир, зачем ты это сделала? Я бы сама вырастила ребенка, - сказала Акуш и бросилась туда, куда она схоронила ребенка, но было уже поздно.
Акмуз стала просить Акуш:
- Прошу вас никому не говорите об этом, я сама буду нести ответственность за этот мой большой грех.
- Хорошо, единственное мне надо уговорить  Черного Мурата, - сказала Акуш.
Итак, об этой тайне убийства новорожденного ребенка знали только трое. Вскоре Черный Мурат и Акуш засобирались на летнее стойбище в Карангы-Колот, недалеко от деревни Савай и соседней деревни Кыдырша, в предгорья выше деревни Кара-Багиш. Там они жили каждый год с мая по октябрь, смотрели за табуном, стадой коров, отарой овец жителей деревни Савай за деньги. Они взяли с собой и Акмуз по просьбе Акуш. Она помогала Акуш по хозяйству, смотрела за баранами, доила коров, готовила пищу. Иногда случались с ней припадки. Ей все время слышлся плач ребенка, которого она похоронила. То ей казалось, что ее крадут джигиты, чтобы насиловать ее. Поэтому, иногда днем она ходила как зомби ( зомби- живой человек, полностью потерявший контроль над собой и своим телом или подчиняющийся чьим-то приказам. В переносном смысле слово может означать человека, находящегося под сильным влиянием чего-то — как правило, каких-либо увлечений, страха), ничего не слышала, плохо видела. Акуш к этому странному поведению Акмуз привыкла. Она жестом ее звала, жестом указывала, в общем говорили жестами, но бывали дни, когда она нормально слышала и разговаривала. Акуш научила и Черного Мурата, как с ней обращаться в разных случаях. Акмуз всегда была дома, никуда не ходила. Однажды Акуш сообщили, что умер какой-то родственник недалеко от Оша и она уехала на два дня.
 Черному Мурату Акмуз давно нравилась. У него были далеко идущие тайные планы насчет Акмуз. Он хотел взять ее в жены, как и Мотур, второй женой. Акмуз всегда чувствовала его взгляды и не выносила его присутствия. Она никогда не ела, когда он был дома. Никогда не разговаривала с ним и никогда не оставалась с ним одна дома. Вот и представился случай, они остались вдвоем на два дня.
Акуш говорила и предупреждала Черного Мурата, что Акмуз имеет сильный характер, она может защититься и постоять за себя, чтобы он не прикасался к ней. Акуш тоже замечала, как Черный Мурат смотрел с интересом Акмуз.
В первый же день после отъезда Акуш, Черный Мурат за ужином предложил:
- Акмуз, садись, послушай меня. Мы тебе много хорошего сделали, спасли от смерти, выходили тебя, ты мне очень нравишься,  стань моей второй женой. Я тебя не обижу и будешь жить здесь пока я жив. Если ты откажешься, то я выдам твои тайны и тебя убьют родственники тех джигитов, которых ты угробила,  - перешел на шантаж Черный Мурат.
Черный Мурат давно уже догадался, кто живет с ними. Он не раз видел, как ночью Акмуз с серпом в руках выходила на улицу.
- Можете кому угодно выдать меня! Я завтра же уеду к своим родственникам на Алай. Если так, не останусь здесь никогда! Просто хочу дождаться Акуш и поблагодарить ее за все, - вскричала Акмуз.
Черный Мурат не спеша  выпил много бозо (бозо-национальный кыргызский напиток, готовят из толченого или крупномолотого пророщенного пшена, кукурузы, пшеницы или риса. Самый вкусный, крепкий бозо получается из пшена и кукурузы. Основа бозо – угут(солод).  В основном его готовят из пророшенной пшеницы, иногда из смеси пшеницы с ячменем или просом. Добавляли сахар и в зависимости от времени выдержки возрастала и крепость этого напитка) и ночью, захмелев решил изнасиловать Акмуз.
Но Акмуз предполагала эти намерения Черного Мурата и заранее приготовилась. Акуш предупреждала ее, чтобы она была осторожна с ним, особенно когда он напьется бозо. Пьяный Черный Мурат начал приставать к ней, когда она легла спать.  Она просила его остановиться, не делать этого. Но Черный Мурат не остановился и явно хотел довести до конца задуманное. Когда уже пьяный Мурат разделся и полез к ней, она потушила свечку, и в темноте  серпом ударила его несколько раз по голове и по телу, не дав ему опомниться  и убила его. Все вокруг было залито кровью. Акмуз всю ночь не спала, плакала, думала и боялась, поймет ли ее Акуш.
На следующий день Акмуз хотела убежать, но все-таки решила дождаться Акуш. Когда она приехала, то она сразу бросилась к ней и заплакала.
Акуш почему-то  сразу догадалась, что произошло. Акмуз рассказала, плача все как было, и Акуш поверила ей.
Она предполагала, что Черный Мурат может что-то нехорошее предпринять в отношении Акмуз. В последнее время она сама уже тихо ненавидела Черного Мурата, особенно после того, как он прошлый раз сильно побил ее, до сих пор у нее болели почки.
Тогда все начался с разговора об Акмуз:
- Я возьму Акмуз как вторую жену, как ты на это смотришь? - заявил пьяный Черный Мурат тогда.
- Акмуз никогда не станет твоей женой, если сможешь, то попробуй, кто тебе запрещает! - разозлилась тогда Акуш.
Вспоминала еще, как Черный Мурат однажды  привел домой одну молодую женщину, говорил, что она будет его второй женой и будет жить с ними. Акуш промолчала, затем не прошло и месяца,  она дело так подстроила, что вскоре Черный Мурат выгнал из дому эту женщину навсегда. Если бы он захотел, то давно бы выгнал и Акмуз. Акуш тоже думала, лишь бы Черный Мурат не напал на Акмуз. Получилось, как она думала. Акуш еще подумала, что если Акмуз не убила бы Черного Мурата, то он бы убил ее. Да и Акуш досталось бы, и вряд ли  потом была бы нормальная жизнь с Черным Муратом.
Акуш была мудрой женщиной. Вдвоем они ночью вывезли в сторону гор труп Черного Мурата подальше от летнего стойбища и тайно похоронили в лесочке.
Акуш объявила в деревне, что ее муж Черный Мурат уехал в город Ош продавать баранов на базаре и не вернулся. Все думали, что он пропал в городе, предполагали, что после того, как он продал баранов, его ограбили и убили, такое не раз случалось с жителями деревень. Никто так и не догадался, не узнал, что же произошло в Карангы-Колоте. Акуш и Акмуз теперь сами смотрели за скотом жителей деревни. Осенью спустились с гор, раздали жителям деревни, вверенных им домашних животных.
В деревне тогда Акуш имела большой авторитет,  лечила людей, считалась также хорошей повитухой. Она хорошо знала премудрости народной медицины. Знала много сур из "Корана", могла долго их читать наизусть. Знала и шаманские (Шаман - в переводе с манчжурьского, это согласно религиозным верованиям, человек, наделенный особыми способностями общаться духами и сверхъестественными силами, входя в экстатическое состояние) методы воздействия на людей. Она лечила от многих болезней. От мигрени и головной боли она могла быстро вылечить любого. Приходили к ней получить и тумары от сглаза (Тумар представлял собой специальный серебряный, реже — золотой футлярчик, в который вкладывался собственно талисман (амулет), оберегающий от сглаза и болезней, бесплодия и нечистой силы), она писала на арабском языке внутреннюю начинку тумара. Это были выдержки из "Корана", написанные на бумаге, потом этот кусочек бумаги оборачивался и зашивался материалом в виде треугольника.
Однажды в деревне был такой случай:
 Житель деревни, отгоняя своих баранов, пасущихся на деревенском кладбище, нашел куриные яйца, с надписями на арабском языке. Эти яйца лежали с юго-западной стороны могил, то есть со стороны Мекки (Мекка — священный город мусульман в Саудовской Аравии, в 630 усилив свою позицию, мусульмане мединской общины во главе с пророком Мухаммедом вошли в Мекку, город сдался без боя, жители приняли ислам. Мекка со священной Каабой (Священный черный камень) была превращена в религиозный центр, и мусульмане стали молиться лицом в сторону Мекки,, где бы они ни находились). В это время, когда нашлись эти яйца, Акуш была в Карангы-Колоте на летнем стойбище. Вот, этот житель, нашедший больше десяти яиц, побежал к местному мулле Шабан, чтобы позвать его и показать ему. Трогать яйца он побоялся. Мулла Шабан посмотрел эти яйца и прочитал в них одинаковую надпись на арабском языке «Аллаху акбар» ( Аллаху Акбар – это арабское выражение, означающее: «Бог — величайший», это выражение записано на многих флагах исламских стран).
Мулла Шабан предположил, что это послание от Бога, все жители не только этой деревни, но  и из других деревень приходили смотреть на эти яйца, все читали молитвы, суры из Корана. Все удивлялись и гадали к чему это послание Бога. Приезжал смотреть на эти яйца даже главный имам ( Имам с арабского ‎ — предводитель, в исламе духовное лицо, которое заведует мечетью, имам представляет собой образец благочестия и является примером для мусульман)  мечети  в Оше. Месяц бурлили страсти в деревне по этому случаю, пока не приехала Акуш обратно в деревню. Она услышала этот шум и удивилась. Она объявила, что это она написала и подложила эти яйца к могилам недавно умерших людей в деревне. Многие в начале не верили ей, но только когда она четко сказала, что и как она делала, ей поверили. Когда у нее спросили, зачем она это сделала, она ответила:
- В последнее время один за другим умирали совсем молодые люди, кто от болезней, кто от несчастного случая, поэтому я просто решила обратиться к Богу, чтобы он уберег нас от новых смертей.
В деревне ее повсюду приглашали на всякие торжества и на похороны.
Все было хорошо, пока однажды Акуш не слегла от какой-то тяжелой болезни. Акмуз ухаживала за ней, по ее просьбе готовила разные снадобья и давала ей. Но она не смогла долго оправиться и умерла.
Перед смертью она попросила Акмуз:
 - Акмуз, у меня к тебе просьба, я чувствую, что  скоро мне придет конец. Ты стала для меня как родная дочь, пожалуйста, не уходи из этого дома. Пока ты будешь здесь, тебе ничто не угрожает. Даже если люди постараются это сделать, не уходи, здесь ты можешь лечить людей, как я тебя учила и у тебя всегда будет чем прокормиться. Если хочешь вернуться к своим, то это пока не стоит делать еще в течение нескольких лет, пока не забудутся все твои подвиги.
Акуш также попросила своих родственников, чтобы они помогали если смогут Акмуз, дом просила никому не отдавать, разве только если сыновья захотят жить.
Акуш умирая сказала:
- Акмуз, если ты уйдешь из этого дома, то тебя ждет неминуемая смерть.
На  похороны сыновья Акуш не приехали, их просто не знали где искать и как найти. Вот так Акмуз осталась одна жить в доме Акуш. Особенно по вечерам, когда она слышала плач ребенка в домах, где есть маленькие дети, то ей становилось невыносимо плохо, теряла голову. Она ходила в эти дома, иногда и глубокой ночью, хлопала дверьми, стучала сильно в окна, громко хохотала. От таких звуков боялись не только дети, но и взрослые. Все как-то обходилось, пока со временем люди не стали замечать, что это делала Акмуз.
Постепенно все убедились в том, что именно она невестка с серпом, когда она наказала еще одного похитителя невесты. Ночью она напала на спящего похитителя и чуть не убила, тяжело ранила его серпом. Все называли ее в деревне ведьмой и боялись ее.
Но многие убедились, что Акмуз хорошо лечит людей. Несмотря на то, что она лечила людей, сама страдала от психической болезни. Ее преследовали по ночам плач новорожденного дитя, в такие ночи она не могла спать, отсыпалась на следующие дни.
Старейшины деревни предупредили ее, если она будет и далее себя так вести, то ее выгонят из дома Акуша. В то же время многие  жители деревни жалели ее.
 Абрикос, который посадила Акмуз на месте, где похоронила своего ребенка, быстро вырос. Каждый день она ходила к этому абрикосу, молча сидела рядом. Она сидела и разговаривала с абрикосом, как со своим ребенком. Когда абрикос начал давать плоды, то она не ела их. Но кто ел плоды этого абрикоса, то они болели от расстройства желудка и долго мучились. Скоро и другие перестали есть плоды этого абрикоса. Все говорили, что нельзя есть абрикос ведьмы  или абрикос невестки с серпом.
Когда Акмуз напала на очередной дом, где плакал родившийся ребенок в одной молодой семье, то старейшины решили выгнать ее из деревни. В дом поселили семью одного родственника Черного Мурата.
Акмуз решила пожить в Карангы-Колоте на летнем стойбище ближе к горам, туда надо было идти пешком часа четыре от деревни. Акмуз любила эти места, отсюда как на ладони были видны все низлежащие деревни, особенно красиво было ночью, когда виднелись огни этих деревень. Переночевав всего одну ночь, потом Акмуз вспомнила слова Акуш, данное ей обещание не покидать жилище Акуша. Она вернулась ночью обратно в деревню. Поднялась на крышу дома и стала там жить. Ночью она пугала тех, кто жил в доме. Они испугались и ушли, на следующий день дом освободился.
Тот родственник Черного Мурата говорил, что здесь в этом доме страшно жить, то по ночам на крыше дома ходит кто-то, то слышен был постоянно плач ребенка. После его рассказов желающих жить в этом доме не нашлись. Акмуз стала сама жить, днем она спала на крыше, ночью спускалась в дом. Она ни с кем не общалась, по ночам выходила на охоту, доставала продукты, кушала. Так она вела ночную жизнь. То и дело ее видели ночью в деревне, иногда ее замечали в доме Акуш при слабом свете огня. Все боялись что-то предпринять. Особенно боялись те, у кого были маленькие дети. Также перестали воровать невест в деревне. Боялись мести невестки с серпом. Никто ее не называл по имени, когда говорили о ней, все называли ее как невестку с серпом.
Дети в деревне засыпали от испуга, когда их стращали:          
- Не будешь спать, то позовем невестку с серпом.
Дни шли, жители деревни уже привыкли к тому, что  дом Акуш охраняет то ли привидение, то ли живая невестка с серпом. Но она скорее была жива, чем мертва. То и дело случались вещи, которые с ужасом говорили свидетели этих событий, многим верили, некоторым нет. Одно было ясно, как говорится дыма без огня не бывает, что невестка с серпом все - таки была где-то рядом и охраняла дом Акуш.
Однажды  Бакен, который жил недалеко от дома Акуш, вспомнил, что в доме Акуш осталась печка, а ему нужна была железная крышка от печки. Бакен считался мужиком смелым, он был пастухом и ничего не боялся. Хотя все жители деревни боялись зайти в дом Акуш, а он решил днем зайти в дом Акуш и забрать эту крышку со старой разваливающейся печки. Как только он начал снимать крышку печки, то он услышал сзади шум, он обернулся и увидел возле дверей комнаты невестку с серпом. Она была как всегда в светлом платье и белом платке, она не останавливаясь напала на него с серпом и криком, у Бакена чуть не остановилось сердце, он в ужасе, крича, выпрыгнул через открытое окно и убежал. Он получил касательный удар серпом в задницу.   В тот же день Бакен заболел, с ужасом рассказывая людям о нападении невестки с серпом. На следующий день Бакен собрался с семьей и уехал куда-то к своим родственникам, так обратно и не вернулся в деревню,  после этого случая.
 А однажды чья-то корова забежала во двор дома Акуш и начала пастись во дворе. И два мальчика лет 11-12 - ти зашли во двор, чтобы отогнать корову, в этот момент на них напала невестка с серпом. Мальчики в ужасе убежали, корову она била серпом несколько раз. Потом эта корова к ужасу жителей бегала по улицам деревни раненная и окровавленная. Хозяева еле успели зарезать корову и выпустить кровь, чтобы мясо было съедобным, адал  мясом ( Произошло от арабского халяль, в мусульманском быту под халялем обычно понимают мясо животных, не  нарушающих пищевые запреты ислама, в  Коране есть явный запрет на мясо животных, которые умерли своей смертью, кровь, свинину и мясо животных, которые были забиты не с именем Бога.
В исламе есть запрет на пищу мертвечины. Согласно исламской юриспруденции, животные, которые умирают в результате утопления, пожара, поражению электрическим током, травмы являются мертвечиной Разрешаются употреблять в пищу мясо животных, которые забиты сознательно на убой или на охоте, так как при этом есть возможность максимально выпустить кровь. Исключением  являются морепродукты).
Многие жители даже побоялись кушать мясо этой коровы, убитой невесткой с серпом.
В другой раз Акмуз напала на припозднившуюся компанию девушек и парней, которые проходили мимо дома и пели.
Каждый раз когда случались такие события, все больше людей деревни начали говорит, что пора им принять меры и выгнать невестку с серпом из дома Акуш. Старейшины приняли решение вообще снести дом, они собрались возле дома Акуш и обсуждали что делать. Акмуз была в это время на крыше и все слушала. Особенно кричал Талыпбай, которого чуть не убила Акмуз, наткнувшаяся ночью на него, когда он возвращался домой с ворованным индюком. От испуга и ужаса тогда он бросил индюка и убежал. Собравшиеся решили на следующий день снести дом методом ашара, чтобы все мужики пришли с инструментами.
Ночью, в тот же день Акмуз, поджидала Талыпбая, возвращавшегося с очередной посиделки с друзьями. Она напала на него с серпом неожиданно, но не попала серпом,  в последний момент Талыпбай увернулся от удара и убежал. Но он четко увидел, кто напал на него.
Акмуз убежала на Айт-Добо, оставаться в доме стало опасно. На следующий день злой Талыпбай собрал  мужиков и снесли крышу дома Акуш. Сделали так, чтобы Акмуз не могла там жить. Не прошло и недели после этого и Талыпбай умер от неизвестной болезни, буквально сгорел дома за несколько дней.  Родственники Талыпбая обвиняли в его смерти невестку с серпом.
Акмуз сдержала обещание, данное Акуш. Она до последнего зашищала дом. Невестка с серпом все еще ночью продолжала делать свою привычную работу, к которой привыкли и жители деревни. Она стучала сильно в окна домов, где плакали дети. Ее видели многие жители, то в развалинах дома Акиш, то сидящей возле абрикоса в огороде Акуш, то на вершине Айт-Добо, сидящей возле огонька. Иногда  видели ее купающейся в водах реки Шарихан-сай.
Однажды от сильных дождей развалилась и маленькая мечеть Каара на вершине Айт-Добо, дело было ранней весной. Там тоже невозможно стало жить. Акмуз направилась вечерком на летнее стойбище в Карангы-Колоте, пока она шла, стемнело. На следующий день она собиралась покинуть стойбище, хотела отправиться в сторону Алая, к своим. Теперь ей ничего не должно угрожать. Прошло уже три года со дня ее смерти Акуш. Акмуз надеялась увидеться с отцом, если он еще живой. Встретиться и с любимым Куюном.
Но по пути в летнее стойбище на нее напала стая голодных волков. Она успела убить четверых волков, но силы были не равны и волки атаковали ее, не переставая. Она не дошла до стойбища буквально десятки метров. Голодные волки съели ее всю, ничего от нее не оставили. Через месяц только после этого нападения волков и смерти Акмуз, один пастух отгоняя отару на летнее стойбище нашел по дороге серп, светлое платье в крови и окровавленный белый платок. Рядом валялись уже разложившиеся трупы волков. Этот пастух сообщил людям из деревни, что  невестку с серпом разодрали и съели волки. Старейшины деревни собрали ее остатки одежды и серп и похоронили на местном кладбище по всем канонам ислама.
И ее могила непонятным образом быстро сравнялась с землей, сейчас трудно определить и никто уже не знает, где она была похоронена.
А дом Акуш называют до сих пор домом невестки с серпом. Этого дома давно нет, но видны еще небольшие остатки стен дома и фундамента из камней. Но на  месте дома невестки с серпом никто так и не осмелился что-то построить и тем более жить.  Вернулись и сыновья Акуш, но они услышав историю дома и невестки с серпом отказались там жить и построили дома в других местах деревни.
Говорят, что кто-то хотел срубить абрикос невестки с серпом, но топором попал в свои ноги и он остался калекой. До сих пор есть и этот абрикос, ранней весной расцветает как ни в чем не бывало и дает плоды. Рядом выросли и другие абрикосы. От поколения к поколению жители деревни все еще бояться есть эти плоды абрикосов невестки с серпом.
  Жители деревни до сих пор ночью слышат слабый детский плач и силуэт невестки с серпом, охраняющий дом по завещанию Акуш. Все стараются обойти стороной этот давно развалившийся дом, даже днем. Даже после смерти невестки с серпом долго не было в этих местах случаев кражи невест. Родители до сих пор пугают своих непослушных чад историей о невестке с серпом.
А легенда о красивой невестке с серпом по имени Акмуз, которая так и не вышла замуж за своего любимого, не любила плачущих детей и жестоко наказывала похитителей невест, передается из поколения к поколению.

( Справка: В Кыргызстане, если девушка остается в доме укравшего ее жениха на ночь, то она считается опозоренной независимо от того, был ли у неё секс с похитителем или нет. После этого шансы выйти замуж за кого-либо другого у неё очень малы. Это вынуждает девушку соглашаться выйти замуж за похитителя. Впрочем, иногда похищение невесты происходит со всеобщего согласия как обряд, позволяющий обойти некоторые другие традиционные запреты. Например, если младшая сестра по традиции не может выйти замуж раньше, чем старшая, то родители не могут дать благословение на брак, и поэтому младшую сестру «похищают». Через некоторое время молодые приходят к отцу невесты просить прощения, но он их «проклинает» и «изгоняет». Но с рождением первенца — «прощает». Данная практика была по всей видимости подавлена во время Советского режима, но, после распада Советского Союза, ала качуу – кража невесты, вновь всплыла на поверхность. По имеющимся противоречивым сообщениям, вероятность того, что данная практика продолжает осуществляться в том первоначальном виде, в котором она появилась, остается предметом споров. Некоторые источники сообщают, что изначально она была скорее тайным бегством, нежели похищением невесты. Иногда похищение рассматривается как свадебная формальность, на которую девушка идет добровольно. Некоторые рассматривают это как честь быть похищенной, поскольку это демонстрирует то, что девушка достойна быть женой. Хотя похищение невесты является нелегальным в Киргизии, правительство обвиняют в непринятии надлежащих шагов по защите женщин от данной практики. По информации, ежегодно в Кыргызстане крадут более 15 тысяч невест. У похищенных девушек от испуга нередко случаются психические заболевания. В Кыргызстане с каждым годом не уменьшается, а увеличивается количество семей, созданных в результате кражи невест. В Айпериод с 2007 по 2008 год случаи кражи невест составили 68 процентов, из которых 51 процент браков были заключены против воли невест, а 22 процента девушек не были знакомы с женихом вообще. Кража невест не является народной традицией, но все же многие ее рассматривают как таковую. По кыргызстанским законам кража невесты признается преступлением и за него предусматривается наказание в виде лишения свободы от 2-х до 5 лет. Но не было ни одного случая применения этого закона. Говоря точнее, статья 155-я уголовного кодекса Кыргызской Республики предусматривает такое наказание, но нет ни одного факта осуждения за кражу невест. Увеличению кражи невест способствовала и нынешняя трудовая миграция. Мужчины, украв невесту у себя на Родине, оставляют ее ухаживать за своими родителями, а сами повторно женятся в России или Казахстане.